fig_4

Технические причины катастрофы
на Саяно-Шушенской ГЭС

 Ю.И.Лобановский
         Мы оказались в положении жителей поздней Римской империи или персонажей фантастического фильма, которые не знают, как ремонтировать доставшиеся от предков артефакты.
        Ю.Латынина
        Все эксперты сидят задумчиво, загадочно смотря друг на друга.
        Н.Кутьин

Краткое содержание

        В работе кратко описываются факты, связанные с техническими аспектами катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС, рассматриваются основные версии произошедшего, и формулируется версия катастрофы, объясняющая все известные факты. Она состоит в том, что неадекватная работа установленной в 2009 году автоматизированной системы управления вторым гидроагрегатом при его остановке привела к его разгону. Произошел отказ датчиков скорости вращения ротора из-за недопустимой вибрации и срабатывание по ложным данным лопаток направляющего аппарата в сторону, противоположную необходимой. Из-за этого лопасти турбины вышли на закритический режим обтекания, на них возник отрыв потока и, вследствие этого, водовод оказался заперт зоной отрыва. После чего произошло резкое торможение продолжавшего течь сверху вниз по водоводу потока воды, и неполный гидравлический удар разрушил крышку турбины и выбросил рассыпающийся на лету гидроагрегат в машинный зал станции. Неполный гидравлический удар длился около 2 – 2.5 секунд. Запроектная авария второго гидроагрегата превратилась в общую катастрофу из-за недопустимо низкой прочности шпилек крепления крышки второго гидроагрегата. Последовавший за этими событиями процесс выхода из строя остальных гидроагрегатов в первом приближении уже рассмотрен, понятен специалистам, и в данной работе подробно не анализируется.
        Ключевые слова: Саяно-Шушенская ГЭС – СШ ГЭС – авария – причины катастрофы – второй гидроагрегат – турбина – отрыв потока – помпаж – вибрация – запирание – гидравлический удар – автоматизированная система управления – ООО «НПФ «Ракурс»

ТАБЛИЦА СИМВОЛОВ

  • c – скорость звука
  • v – скорость потока
  • u – вертикальная компонента скорости потока
  • g – ускорение свободного падения
  • ω – угловая скорость вращения
  • p – давление
  • ρ – плотность
  • T – температура
  • L – длина
  • D – диаметр
  • h – высота
  • δ – толщина стенок
  • m – масса
  • E – модуль упругости
  • F – сила
  • R – сила реакции
  • q – объемный расход
  • N – мощность
  • W – энергия
  • μ – коэффициент динамической вязкости
  • η = μ/ρ – коэффициент кинематической вязкости
  • ν – частота
  • M – число Маха
  • Re – число Рейнольдса
  • t, τ – время
  • Δ – символ разности
     Индексы:
  • 0 – номинальное значение
  • f – жидкость
  • s – твердое тело
  • e – электрогенератор
  • t – турбина

Необходимое предуведомление

         Следует сразу отметить, что подход, использованный в данной работе, отличается от подходов комиссий, расследующих аварии и катастрофы технических объектов. Там, насколько может судить автор, собирают все доступные комиссии данные и на их основе выстраивают все возможные версии из стандартного набора, исторически сложившегося при расследовании происшествий с объектами данного типа. Обычно такой подход дает хорошие результаты – причина события, как правило, находится.
        Однако расследование катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС с самого начала стало сопровождаться заявлениями официальных лиц о том, что произошло что-то необъяснимое [1]. И сегодня, 10 сентября 2009 года, спустя уже более чем через 3 недели после катастрофы, какого-либо внятного официального объяснения причины катастрофы, а не обещаний, что оно вот-вот будет, пока еще нет. У автора представленной здесь работы до сих пор нет данных достаточной полноты, чтобы ему в расследовании этого события можно было бы пойти путем официальных экспертов. Тем более их не было на момент его начала – 19 или 20 августа 2009 года. Поэтому пришлось применить метод дедукции – идти от общего к частному, сразу же исключая те причины, которые не могли привести к полученным разрушениям станции просто по энергетическим соображениям. В некоторых случаях подобные исключения делались на основе физической интуиции автора, и только в данном издании работы они описываются уже явно. Разрушение второго гидроагрегата вследствие его ветхости, ненадлежащего технического состояния турбины и/или ее крышки, а также потери ими прочности вследствие усталости как исходной точки развития катастрофы не рассматривались из-за того, что последний ремонт гидроагрегата был проведен не более чем за полгода до катастрофы. Кроме того, в этих случаях у официальной комиссии, видимо, не возникло бы таких серьезных трудностей в расследовании. Однако, как показало это расследование, техническое состояние шпилек крепления турбинной крышки все же сыграло свою роль в превращении запроектной аварии второго агрегата в катастрофу на Саяно-Шушенской ГЭС.
        Этот подход дал быстрые результаты, и в ночь с 21 на 22 августа 2009 года был написан одностраничный меморандум, в котором сообщалось о неполном гидравлическом ударе, вызванном отрывами потока на лопастях турбины как об исходной причине катастрофы. В этом меморандуме в свернутой форме в основном содержались положения данной работы за исключением рассмотрения возможных частотных характеристик гидравлического удара и сопутствующих ему явлений. За время, прошедшее после появления первого издания этой статьи 2 сентября 2009 года на странице сайта ее автора, изучение информации, в основном появившейся на форумах, позволила уточнить и конкретизировать некоторые моменты, связанные с началом и развитием катастрофы.
        Однако, полученная за последнее время информация пока не изменила сколько-нибудь существенно содержание этой работы. Были сделаны некоторые новые явные оценки сопутствующих этому событию явлений. Поэтому показалось целесообразным дополнить и частично переработать вариант работы от 2 сентября 2009 года, что и было сделано сегодня, 10 сентября 2009 года. Таким образом, читатель видит сейчас второе издание статьи «Технические причины катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС», исправленное, дополненное и уточненное, но принципиально не отличающуюся от первой версии, и, по существу, даже и от меморандума, написанного 22 августа 2009 года. Насколько этот текст соответствует поставленной задаче – выявлению причины разрушения второго энергоблока Саяно-Шушенской ГЭС как того спускового крючка, со спуска которого началась катастрофа, судить непредвзятому и компетентному читателю. Следует отметить, что поисковыми система Яндекс и Рамблер такая оценка первого издания работы, по-видимому, уже была дана – 8 и 9 сентября 2009 года его было невозможно найти с их помощью.

I – Установленные факты

         В официальном сообщении компании РусГидро [2] говорится, что 17 августа 2009 года на Саяно-Шушенской гидроэлектростанции им. П. С. Непорожнего (далее СШ ГЭС) работали 9 гидроагрегатов из 10 – шестой агрегат после ремонта, начатого 27 января 2009 и по графику завершаемого 21 августа 2009 года [3], находился в резерве. Примерно в 4 часа 13 минут по московскому времени в машинном зале раздался громкий хлопок в районе второго гидроагрегата, и там произошел мощный выброс воды. Второй гидрогенератор был разрушен, и его остатки частично были выброшены из колодца, в котором была установлена его гидротурбина  [4]. На всех оставшихся работавших 8 гидрогенераторах произошёл сброс нагрузки, станция была обесточена. Вода, под большим давлением хлещущая из открытого турбинного колодца, разрушила часть конструкций машинного зала, заваливших другие гидроагрегаты. Машинный зал и помещения под ним были затоплены. К 5 часам 20 минутам с гребня плотины вручную были закрыты аварийно-ремонтные затворы на водоводах всех гидроагрегатов и, таким образом, был прекращен доступ воды с верхнего бьефа в машинный зал.
         Погибло 75 человека из персонала станции [5, 6]. Внешний осмотр, проведенный несколько дней спустя, показал, что второй, седьмой и девятый гидроагрегаты разрушены, первый и третий получили серьезные повреждения, четвертый, пятый, восьмой и десятый гидроагрегаты имеют незначительные повреждения, шестой – находится в удовлетворительном состоянии [2].
         На фиг. 1 показан общий вид машинного зала Саяно-Шушенской ГЭС до катастрофы со стороны второго гидроагрегата [7].
fig_1
Фиг. 1
         На фиг. 2 показан вид того же зала со стороны десятого агрегата после катастрофы [8].
fig_2
Фиг. 2
         На фиг. 3 и 4 представлены фотографии второго гидроагрегата, сделанные с разных ракурсов (угол между осями фотообъективов при первой и второй съемках составляет примерно 60º – 65º) [9, 10]. На фиг. 4  после откачки воды достаточно хорошо видны турбина вместе со своей крышкой, валом и остатками крепежа ротора электрогенератора. Сам ротор лежит чуть ниже, охватывая турбину с крышкой. Остатки статора электрогенератора по фотографии вообще невозможно идентифицировать.
fig_3
Фиг. 3
fig_4
Фиг. 4
         И, наконец, еще одна более поздняя фотография остатков второго гидроагрегата (фиг. 5, [11]). Отметим в целом  неплохое  состояние лопастей турбины.
fig_5
Фиг. 5
         К установленным фактам следует отнести также то, что «сейсмологи зафиксировали аномальную вибрацию на Саяно-Шушенской ГЭС за 15 – 45 минут до аварии» с частотой «в диапазоне от 14 до 18 Герц» [12]. Насколько можно судить, эти сейсмологи находились на сейсмостанции «Черемушки» в 4 километрах от ГЭС [13].

II – Версии

         За дни, прошедшие со дня катастрофы было выдвинуто несколько версий произошедшего: взрыв масляного трансформатора, о чем 17 августа 2009 года сообщал Следственный комитет при прокуратуре Российской федерации [14], террористический акт [15], гидравлический удар [4], вызванный ошибочными действиями персонала ГЭС [16], обратный удар вследствие тех же действий [16], отказ системы управления турбоагрегата [16, 17], отключение электрического генератора от сети и, вследствие снятия нагрузки, раскрутка и разрушение всего гидроагрегата [16], рассинхронизация электрического генератора и остановка из-за этого гидроагрегата с возникновением гидравлического удара [18], заводской брак турбины [19], и также даже то, что «плотина навалилась на машинный зал и нарушила соосность (второго) агрегата» [20].
         Взрыв трансформатора – версия, которую серьезно обсуждать не имеет смысла (1). Версия о теракте вскоре тоже не нашла подтверждения из-за отсутствия каких-либо следов взрывчатки [15]. Нет никаких свидетельств того, что раскрутка или, наоборот, торможение электрического генератора вследствие рассинхронизации или отключения от сети как причина раскрутки или торможения всего гидроагрегата имели место. Как показывает накопленный опыт аварий на электростанциях, в таком случае горят трансформаторы, горит и плавится обмотка электрогенераторов, но таких масштабных разрушений конструкций не бывает. Со вторым гидрогенератором произошло что-то, что привело к практически мгновенному срыванию его с креплений и выбрасыванию из турбинного колодца, в котором он был размещен, и заводской брак турбины также кажется не слишком удачной версией, так как турбина неплохо сохранилась даже после катастрофы. Кроме того, резкое и значительное изменение скорости вращения генератора должно привести к соответствующему изменению скорости вращения и сидящей с ним на одном валу турбины, что, в свою очередь, как будет показано далее, может привести к гидравлическому удару. Поэтому под подозрением в первую очередь остается поведение турбины второго гидроагрегата и ее система управления, так как ошибочные действия персонала станции непосредственно в момент самой катастрофы после недельного рассмотрения были исключены [21].
         Приведем некоторые оценки ситуации, высказываемые ответственными лицами и экспертами. В первые дни после катастрофы специалисты сообщали, что они «не могут объяснить того, что произошло» [4]. Министр энергетики РФ Сергей Шматко через 2 дня после катастрофы заявил, что «авария на Саяно-Шушенской ГЭС самая масштабная и непонятная в мире» [1]. Было заявлено, что Минэнерго России задействовало лучших экспертов отрасли для проведения анализа, формирования оценок и  выяснения причин аварии на Саяно-Шушенской ГЭС [22]. Однако, спустя 5 – 7 дней после катастрофы, видимо, некоторые из них стали сообщать в средствах массовой информации вообще что-то не несообразное [23], например: «На СШГЭС высота напорного водовода, ведущего к гидротурбине,– 240 м (2), это значит, что давление (3) на каждый квадратный сантиметр конструкции турбины составляет 24 атмосферы» (4), или «…Версия о гидравлическом ударе абсолютно надуманна. Нет никаких подтверждений гидроудара. Я не очень понимаю, каким должен был быть перепад давления воды, чтобы произошло то, что произошло на СШГЭС (5)». Сейчас, 2 недели спустя (написано 02 сентября 2009 года), «все эксперты сидят задумчиво, загадочно смотря друг на друга» [24]. В этой работе не рассматриваются экономические, социально-политические или ментально-психологические (6) аспекты катастрофы, однако невольно закрадывается мысль, что если эксперты, то есть лучшие специалисты – такие, то и не нужны никакие террористы.
         Наконец, глава Ростехнадзора Николай Кутьин заявил на пресс-конференции 25 августа 2009 года о том, что основная версия причины катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС – это выход на запредельные режимы работы второго гидроагрегата [25]. Следует отметить, что еще 18 августа передавались слова очевидцев, что гидроагрегат вышел «на повышенные обороты» [9]. Несмотря на правильное направление, расследования, по которому пошел Ростехнадзор, его руководителю пока остается непонятным как «полторы тысячи тонн весом аппарат вопреки законам физики поднялся в воздух и летал» [25]. Правда, странно, что «нарушения» законов физики руководитель Ростехнадзора собирается «объяснять» с помощью «математической модели». Ведь, если непонятна физика явления, то и разбираться надо именно с ней. Ну, видимо, объяснять одно с помощью совсем другого для российских юристов – обычное дело. Кроме того, фотография (фиг. 4, 5) показывает, что гидрогенератор, если и летал, то улетел совсем недалеко. Следует также отметить, что в другой версии изложения пресс-конференции Николая Кутьина сообщается, что «весь гидроагрегат … весит 2691 тонну» [26]. По интерпретации автора этой работы, имелось в виду, что в полутора тысячетонный «аппарат» входят турбина с крышкой и ротор электрогенератора, крышка же последнего, видимо, летала отдельно [26, 27].
 (1) – Следует отметить, что неделю спустя никаких следов этого сообщения на сайте Следственного комитета найти не удалось.
 (2) – Гидротурбины Саяно-Шушенской ГЭС радиально-осевого типа РО-230/833-0-677 рассчитаны на работу в диапазоне (напоров) от 175 до 220 м, и нижняя граница этого диапазона и есть высота водовода [28].
 (3) – А то, что вокруг турбины вода не неподвижна, а быстро течет, разве не влияет на давление на турбине? Знаком ли этот эксперт с уравнением Бернулли?
 (4) – Интересно, а какое давление получилось бы у него на «каждый квадратный» метр?
 (5) – «Я ничего не понимаю, но с абсолютной уверенностью заявляю…»
 (6) – Последние, впрочем, ранее уже были описаны Л. Н. Толстым в его бессмертной эпопее, см. [29].

III – Откуда взялась энергия, которая была израсходована на разрушение гидроагрегата, и в чем проявилось ее действие?

         Итак, рабочая версия – отказ системы управления привел к таким условиям в турбинном колодце, которые вытолкнули гидроагрегат вверх из него как пробку из бутылки шампанского. Для того чтобы в короткое время могла быть совершена работа по разрушению гидрогенератора, а также по приведению в движение его остатков против сил гравитации, заранее должно быть запасено необходимое количество энергии. При работе гидроагрегата энергия в основном запасается в кинетической форме как энергия вращения его ротора, а также как энергия движения потока воды в водоводе. Кроме того, некоторая энергия запасена в электромагнитном поле, создаваемым электрогенератором. Оценим все эти запасы.
         Так как вектора напряженности электрического и магнитного поле за период колебаний напряжения в обмотке электрогенератора меняют свое направление на противоположное, то энергия этого поля W1 не превышает величину
clip_image012
где Ne – мощность электрогенератора, νe – его частота. При максимальной мощности Ne = 640 МВт и частоте νe = 50 Гц, W1 ≈ 13 МДж, что эквивалентно 1 кг стехиометрической смеси водорода и кислорода, или 3 кг тротила (4.5 МДж/кг). Это слишком маленькая энергия, чтобы произвести те разрушения на станции, которые можно наблюдать воочию.
         Известно, что номинальная угловая скорость вращения гидроагрегата ω = 14.95 с-1, что соответствует 142.8 оборотам в минуту [27, 28]. Диаметр турбины типа РО-230/833-0-677 – Dt = 6.77 м [28], масса – 156 т, диаметр ротора электрогенератора типа СВ 1285/275-42У4 – De = 10.3 м [30], масса – около 820 т. Тогда энергия вращающегося гидроагрегата W2 при равномерном распределении плотности по радиусу оценивается по формуле:
clip_image013
где me – масса электрогенератора, mt – масса турбины, и составляет около 1300 МДж. Однако, на самом деле бóльшая часть массы ротора электрогенератора заключена в его обмотке, со средним ее расстоянием от оси вращения около 5 м. Примем, что 80 % массы ротора электрогенератора сосредоточено в обмотке и 20 % в конструкции вала и поддерживающих ее спицах. Тогда энергия вращающегося гидроагрегата составит около 2100 МДж (470 кг тротила).
         Скорость потока воды в водоводе СШ ГЭС при нормальном режиме работы гидроагрегата легко получить из закона сохранения расхода. Объемный расход воды q на этом режиме составляет 358.5 м3/с на каждый водовод [28]. Диаметр водовода D равен 7.5 м [31]. Тогда скорость v потока в водоводе оказывается равна
clip_image002
(1)
или 8.1 м/с. Тогда кинетическая энергия воды W3, движущейся в водоводе длиной L ≈ 260 м [32], составит 380 МДж (85 кг тротила):
clip_image014
где ρ – плотность воды (103 кг/м3). Этого, в принципе, достаточно, чтобы забросить объект массой 1500 тонн на высоту 26 метров.
         Из этих оценок следует, что во вращающихся элементах гидроагрегата, масса которых составляет около 980 тонн, запасено примерно в 5.5 раза больше кинетической энергии, чем в воде массой 11500 тонн, движущейся в водоводе к турбине. Однако не существует механизма, способного быстро преобразовать заметную часть кинетической энергии вращающегося твердого тела в энергию его поступательного движения, направленного вдоль его оси вращения. А механизм, с помощью которого почти мгновенно запас кинетической энергии движущейся жидкости расходуется на движение или разрушение твердого тела, известен. Он называется гидравлическим ударом. Таким образом, из трех подозреваемых в совершении рассматриваемого действия видов энергии остается только один, у остальных двух имеется алиби.
         Версия гидравлического удара, как причины разрушения второго турбоагрегата СШ ГЭС, естественно, возникла одной из первых. Однако вскоре Ростехнадзор – организация, официально расследующая катастрофу и, видимо, имеющая доступ ко всем материалам, связанным с ней, устами своего начальника от нее отказалась [33]. Причины это, насколько можно судить извне, две. Первая – отсутствие повреждений на лопатках гидроагрегата, что можно увидеть как на фотографиях турбины (фиг.  4, 5), так и на фотографии лопатки направляющего аппарата (фиг. 6) [34], и вторая – по неофициальным данным, сейсмостанция «Черемушки» якобы не зафиксировала своими сейсмометрами волн в земной коре, вызванных этим ударом [35].
fig_6
Фиг. 6
         На первый взгляд, кажется, что любой из этих двух причин достаточно, чтобы больше не рассматривать версию гидравлического удара. Однако, тогда вообще не остается подозреваемых, и тупик, в который зашли эксперты Ростехнадзора [36], да и все остальные, кто еще пытается разгадать эту загадку, показывает, что других вариантов нет, если, конечно, считать, что произошедшее на СШ ГЭС все-таки описывается известными нам законами природы. Полагаясь на то, что «Raffiniert ist der Herrgott, aber boshaft ist er nicht» (7), двинемся по этому пути и постараемся снять эти противоречия.
         Так как по рассматриваемой версии  гидроагрегат был вытолкнут вверх силой давления воды, действующей на турбинную крышку, оценим сначала, какова эта сила на нормальном режиме работы гидроагрегата. К турбине поток воды подходит, пройдя лопатки направляющего аппарата, практически с нулевой вертикальной скоростью. Выходной канал за турбиной вертикален, диаметр его составляет около 6.5 м. Поэтому вертикальная компонента скорости потока воды в этом канале u = 10.8 м/с (см. формулу (1)),. Из закона сохранения импульса следует, что на турбину и турбинную крышку действует вертикальная сила реакции R, направленная вверх, и составляющая величину
clip_image015
где ρ – плотность воды (103 кг/м3), q – как и ранее ее объемный расход, Тогда сила реакции воды на верхние элементы конструкции вместе с турбиной R = 3.9 МН (390т). Турбина опирается на крышку, поэтому, полная вертикальная осевая сила, действующая на нее, будет такой же. Это в 6 – 7 меньше, чем вес гидроагрегата (26 МН (2600т), [26]), и в нормальных условиях работы гидроагрегата турбинная крышка должна прижиматься весом агрегата к своей опоре.
         Оценим силу, необходимую для отрыва турбинной крышки, которая крепится 80 шпильками М 80 [37]. Внутренний по резьбе диаметр шпильки М 80 при шаге резьбы 4.0 равен 75.67 мм [38]. Прочность на разрыв стали 45, из которой они сделаны, равна 578 МПа (5.780т/см2)[39]. Тогда сила, отрывающая турбинную крышку, равна 210 МН (21000т). Правда, состояние этих шпилек оказалось не слишком хорошим, а некоторые из них вообще были без гаек (см. ближайшую шпильку на фиг. 7 [40], не оборванную и с неповрежденной резьбой). Так что реальная сила отрыва турбинной крышки должна быть значительно меньше.
fig_7
Фиг. 7
         Оценим теперь энергию, которая была затрачена на разрушение боковой грани колонны машинного зала, ближайшую ко второму гидроагрегату (см. фиг. 8, см. [41]). После сопоставления фиг. 4, 5 и 7 вряд ли у кого-нибудь могут появиться какие-либо сомнения, что колонну отфрезеровал центральный блок ротора второго гидроагрегата несущими спицами ротора электрогенератора. Обмотка ротора, очевидно, оторвалась от  держащих ее спиц в момент выбивания турбинной крышки и осталась внизу. Тогда масса вращавшегося блока (турбины и центральной части ротора электрогенератора без его обмотки), воздействовавшего на колонну, как следует из предыдущих оценок, составляет около 320 тонн. Энергия его вращения в соответствии с  приведенными выше оценками составляла около 300 МДж.
fig_8
Фиг. 8
         По фиг. 8 и схеме [32] высота колонны составляет около 12 м, ширина и толщина – по 1.6 м, а объем – примерно 30 м3. Было стесано около половины колонны, то есть, было разрушено примерно 15 м3 бетона. Из того, что вращающийся блок упал примерно туда же, откуда он был выброшен, можно сделать вывод, что он в целом сохранил после этого свое вращение и, следовательно, ориентацию в пространстве. Это означает, что на фрезерование колонны ушла достаточно малая часть энергии его вращения. При этом часть затраченной на фрезерование колонны энергии пошло на деформацию спиц, а также в тепло. Считая, что в тепло ушла половина израсходованной энергии, а оставшаяся часть распределилась пополам между колонной и спицами, и, принимая, что всего было затрачено 20 % энергии вращения, получим оценку доли энергии, затраченной непосредственно на фрезерование колонны – 5 %, то есть 15 МДж. При дроблении бетона на мелкие фрагменты растет их площадь, на что и расходуется запасенная блоком энергия вращения. Так как бóльшую часть бетона должен составлять щебень, видимо, гранитный, то величина удельной поверхностной энергии материала приравнена к 30 Дж/м2 [42]. Тогда площадь раздробленных фрагментов должна составлять примерно 7∙104 м2, и средний размер фрагмента – около 0.5 мм. Оценка эта очень грубая, но все-таки она показывает, что, по крайней мере, по порядку величин затраты накопленной блоком энергии вращения и результат воздействия на колонну примерно соответствуют друг другу.
         Итак, достоверно известно, что вращающийся блок  поднялся на высоту, по крайней мере, не ниже 12 м. Будем полагать, что до взаимодействия с колонной он достиг высоты около 15 – 20 м. Известно также, что крышка второго турбогенератора массой около 800 т [1] отлетела в сторону и упала на первый гидроагрегат, так как в полете не была стабилизирована вращением. Высоту подъема крышки  будем считать такой же, как и у ротора. Тогда на подъем тел общей массой около 1100 т на высоту 15 м была затрачена энергия 160 МДж, что неплохо согласуется с запасом кинетической энергии воды в водоводе W3 = 380 МДж, особенно с учетом того, что сразу после выхода турбины из колодца вверх вода стала разливаться во все стороны, затрачивая свою энергию на растекание и на разрушение других объектов в машинном зале станции.
         Теперь оценим силу, которая была способна совершить такое действие. Если подобное было совершено давлением воды, то пока турбина поднималось из турбинного колодца на высоту около h1 ≈ 5 метров (см.  [43]), закрывая для воды выход из него, в первом приближении можно полагать, что эта сила была постоянной. После вылета турбины из колодца вода стала свободно выливаться в машинный зал и перестала разгонять вращающийся блок и крышку электрогенератора.  При описанных упрощениях сила F, выбросившая блок на высоту h2 с учетом его веса вычисляется по следующей формуле:
clip_image016
где m – масса рассматриваемого блока, g – ускорение свободного падения.
         При значениях высот h1 = 5 м и h2 = 15 м выталкивающая сила должна превышать вес объекта в 4 раза. Тогда ее величина оказывается равной примерно 45 МН (4500т), а начальное давление под турбинной крышкой равнялось бы 1.25 МПа (12,5кг/см2), или 2/3 от напора воды на номинальном режиме работы, рассчитанного по разности уровней воды на верхнем бьефе и перед улиткой турбины и составляющего 188 м или в других единицах – 1.84 МПа (18.5кг/с2). Если посмотреть на график, представленный на сайте компании ООО «НПФ «Ракурс» (см. фиг. 9 [44]), это давление соответствует давлению гидравлического удара в водоводе Саяно-Шушенской ГЭС, длящегося около 2.5 с. Бóльшие высоты выброса блока приведут в оценках к несколько большему давлению воды в момент отрыва турбинной крышки и некоторому снижению длительности гидравлического удара. При высоте свободного полета блока h2 = 20 м, максимальное давление было бы равным 1.5 МПа (15кг/с2) (4/5 от напора), а гидравлический удар длился бы чуть более 2 с.
fig_9
Фиг. 9
         Автор полагает, что из написанного выше вполне можно сделать вывод, что ничто, кроме какой-либо формы гидравлического удара не может объяснить произошедшего. Поэтому более внимательно рассмотрим его в следующем разделе работы. Отметим также, что шпильки турбинной крышки не выдержали нагрузки, составляющей всего 20 – 25 % от расчетной.
 (7) – Бог изощрен, но не злонамерен (А. Эйнштейн).

IV – Гидравлические удары в природе, технике и теории

         Известны два варианта взрывного выделения энергии холодной движущейся водой: прямой гидравлический удар и обратный (гидравлический) удар. Однако последний сразу исключается вследствие того, что по официальному сообщению компании РусГидро аварийно-ремонтные затворы на водоводах гидроагрегатов были закрыты после того, как второй гидроагрегат был выброшен из турбинного колодца в машинный зал. Для возникновения обратного удара из нижнего (затурбинного) участка водовода второго гидроагрегата должна была сначала стечь вода, в результате чего там возникла бы  зона разрежения, а затем под действием внешнего атмосферного давления вода снова должна была потечь в противоположном направлении от нижнего бьефа к турбине. В момент натекания обратного потока на препятствие в водоводе, роль которого играет остановившаяся турбина, и возникает обратный гидравлический удар. Все это возможно только при перекрытии водовода верхним затвором. Если при открытом верхнем затворе водовод быстро перекрыт каким-то образом ротором турбины или ее направляющим аппаратом или еще чем-то, то тут же на препятствии возникнет не обратный, а прямой гидравлический удар.
         Остается только несколько более подробно рассмотреть его основные характеристики. Гидравлический удар происходит, когда на пути движущейся жидкости внезапно возникает преграда, скажем, в канале (трубе) быстро закрывается заслонка. Формулы, позволяющие определить давление, возникающее при этом явлении, вывел ещё «отец русской авиации» Н. Е. Жуковский на рубеже XIX и XX веков, когда спасал первый московский водопровод современного типа чуть ли не от закрытия [45, 46]. Прирост давления жидкости при гидравлическом ударе прямо пропорционален произведению плотности среды ρ, изменению скорости ее движения Δv и скорости звука c в ней:
clip_image004
(2)
         Если гидравлический удар происходит в жидкости, текущей в упругой трубе, то скорость звука ниже, чем в безграничной жидкости или при течении в бесконечно жесткой трубе, вследствие того, что труба при прохождении области повышенного давления деформируется («раздается»). Скорость звука в упруго деформируемой трубе определяется по следующей формуле:
clip_image005
где co – скорость звука в безграничной жидкости, D – диаметр трубы, δ – толщина стенок трубы, Ef – модуль упругости жидкости, Es – модуль упругости материала стенок трубы.
         В холодной воде Енисея (T = 277 К) звук распространяется со скоростью около 1420 м/с [47]. Модуль упругости (модуль Юнга), как известно, равен:
clip_image006
и для воды в этих условиях составляет 2.0·103 МПа. Модуль упругости бетона класса B35 для гидротехнических сооружений по СНиП 2.06.08-87 составляет 45·103 МПа [48], и у близких бетонов примерно такой же. Отношение толщины стенок сталебетонных водоводов СШ ГЭС к их диаметру составляет примерно 1 : 7 в соответствии со схемой поперечного сечения плотины [32]. Пренебрежение в расчетах стальной рубашкой водоводов только немного снижает скорость звука в текущей в них воде, и чуть преуменьшает эффект от гидравлического удара. Итак, скорость звука c в водоводе СШ ГЭС оценивается величиной 1240 м/с.
         При так называемом полном гидравлическом ударе вся текущая жидкость тормозится на препятствии, и изменение скорости на нем равно начальной скорости жидкости:
  clip_image007
Из формулы (2) для условий в водоводе СШ ГЭС следует, что перепад давления в этом случае составит около 10 МПа (100кг/см2), что, примерно, в 100 раз выше, чем атмосферное давление. Диаметр турбины РО-230/833-0-677 СШ ГЭС равен 6.77 м [28]. Тогда разность сил давления снизу и сверху на гидроагрегат при полном гидравлическом ударе составит около 360 МН(36000т), что в 14 больше, чем его вес (26 МН(2600т), [26]). Этого с избытком хватит для его выталкивания из турбинного колодца.
         Полный гидравлический удар происходит, если время перекрытия канала t меньше, чем время τ, за которое звуковая волна доходит до конца канала и, отразившись от границы раздела жидкостей в канале и во внешней среде, возвращается назад к препятствию:
clip_image008
где L – длина канала. При длине части водовода СШ ГЭС от верхнего бьефа до турбины равной 260 м [32], получим, что характерное время τ ≈ 0.42 с. Если процесс, превративший гидротурбину в заслонку, развивался дольше этого времени (t > τ), то гидравлический удар оказался неполным, и перепад давлений на гидроагрегате был ниже, чем 10 МПа (100кг/см2). Это объясняется тем, что при замедленном сужении проходного отверстия в канале сначала тормозится только часть жидкости с соответствующим снижением темпа роста  давления. В тот момент, когда волна возмущения в затормаживаемом потоке достигает переднего открытого конца канала, давление там повышается, что снижает поступление жидкости в этот канал. Это создает обратную волну понижения давления, которая доходит до препятствия за период времени такой же длительности, что и первая, прямая волна. В результате этого темп роста давления на препятствии начинает дополнительно снижаться. При дальнейшем развитии процесса обратные волны могут понизить давление на полностью закрытом препятствии практически в любой степени, зависящей от отношения времен t и τ.
         Возможно, незнание этого и есть причина заявлений некоторых специалистов о том, что «версия о гидроударе…надуманна» [23]. Им, видимо, невдомек, что в зависимости от условий, в которых происходит процесс, давление при гидравлическом ударе может варьироваться в чрезвычайно широких пределах. При взмахах крыльев птиц или насекомых, совершающих машущий полет, возникает перепад давлений порядка 1 кПа, что в 104 раз ниже, чем при полном гидравлическом ударе в водоводе СШ ГЭС. Именно поэтому, например, у серой вороны (Corvus cornix), совершающей в полете не менее чем по 3 – 4 гидравлических ударов в секунду каждым крылом, крылья не отрываются (8). Да и никакая сейсмостанция не сможет зарегистрировать эти гидравлические удары.
 (8) – Тут, видимо, следует отметить, что при малых числах Маха
clip_image009
а на практике при  clip_image011 газ почти также несжимаем, как и жидкость. И пока это условие выполняется, их можно не различать, используя единую терминологию, или просто называть обе эти сущности сплошной средой и везде использовать устоявшийся термин «гидравлический удар».

V – Помпаж

         Рассмотрим теперь вопрос, как работающая турбина могла превратиться в заслонку, остановившую поток воды в водоводе и при этом не разрушиться сама. Отчасти, вероятно, недоумение некоторых упомянутых в разделах II и III данной работы специалистов объясняется тем, что явление, приводящее к превращению работающего лопаточного агрегата (турбины или компрессора) в препятствие на пути потока, остается им неизвестным, так как в гидроэнергетике оно до сих пор не демонстрировало все свои возможности в полной мере. Однако, в авиации это явление происходило десятки и сотни раз, а, может быть, и в значительно большем числе случаев. Там оно известно под наименованием «помпаж».
         В воздушном тракте турбореактивного двигателя (ТРД) вне зависимости от скорости полета самолета воздух движется при числах M < 1, и там реализуются именно такие условия, при которых вполне оправданно использовать термин «гидравлический удар». Правда, вследствие того, что каналы (двухконтурных) турбореактивных двигателей дозвуковых самолетов от входа воздухозаборника до компрессора очень коротки, гидравлический удар там может быть настолько неполным, что почти перестает быть «ударом». Каналы ТРД сверхзвуковых самолетов длиннее, но при помпаже еще перестраивается и структура скачков уплотнения на входе воздухозаборника, усложняя весь процесс развития помпажа.
         При сильном отклонении от расчетной скорости вращения сидящих на одном валу компрессора и турбины ТРД, лопатки компрессора начинают обтекаться потоком под слишком большими (закритическими) углами атаки, и на них происходит отрыв потока. Это связано с тем, что «здоровое» (гладкое и безотрывное) обтекание, как профиля крыла, так и лопаток ротора компрессора или турбины происходит только при малых углах атаки α, обычно, не более 10º – 12º (угол атаки – это угол между вектором скорости набегающего потока и хордой обтекаемого тела) [49]. Для лопаточных машин угол атаки определяется треугольником скоростей, сторонами которого являются скорость движения лопатки и абсолютная (определяемая относительно стенок канала) и относительная (определяемая относительно лопатки) скорости движения среды. На расчетном режиме вращения ротора этот угол близок к оптимальному. При значительном изменении скорости вращения ротора треугольник скоростей деформируется, угол атаки сильно увеличивается, и течение вокруг лопаток качественно изменяется. Возникает отрыв потока с верхней (подветренной) стороны обтекаемого тела. Сначала этот отрыв небольшой, но он быстро растет при дальнейшем уходе от оптимального угла атаки. Модельный пример такого режима обтекания пластинки в гидродинамическом лотке при α = 20º и при числе Рейнольдса Re = 104 показан на фиг. 10 [50].
fig_10
Фиг. 10
         Над верхней поверхностью пластинки прекрасно видна зона развитого отрыва, в которой скорость движения жидкости относительно пластинки мала по сравнению со скоростью набегающего потока. В этой зоне течение становится турбулентным, там возникает множество хаотически движущихся вихрей. Гидродинамические силы, действующие на пластинку, изменяются во времени – обтекание становится нестационарным. Обтекание лопастей винта, лопаток компрессора или турбины сложнее, чем обтекание крыла, так как их сечения на различных расстояниях от оси вращения движутся с разными скоростями. Чтобы согласовать углы атаки разных сечений лопаток, их необходимо делать с закруткой или изогнутыми, и течение вокруг них становится существенно трехмерным. Вследствие этого отрывы с лопаток (лопастей) возникают еще легче и, зачастую, при меньших углах атаки сечения лопатки, чем у крыла при аналогичных условиях. Кроме того, лопатки на ободе колеса компрессора или турбины составляют длинный ряд, отрывные зоны на них могут сливаться вместе и создавать единую отрывную область, в первом приближении движущуюся как единое целое вместе с ротором лопаточной машины и запирающую канал, подводящий к нему поток.
         При помпаже из-за развития описанного процесса на лопатках компрессора течение в канале ТРД запирается, двигатель вибрирует, затем страшно дергается и глохнет. Единственное серьезное отличие последствий помпажа ТРД от того, что произошло на СШ ГЭС, состоит в том, что двигатели разрушаются далеко не всегда. Однако это отличие легко объясняется тем, что плотность воздуха на входе в ТРД примерно в 103 раз меньше, чем у воды, скорость звука также раза в 4 ниже, и только скорость самого потока обычно бывает выше. Кроме того, при помпаже ТРД очень велика степень неполноты гидравлического удара. В целом, давление в гидравлическом ударе при помпаже ТРД многократно ниже, чем то давление, которое было бы возможно при полном гидравлическом ударе в водоводе СШ ГЭС, и поэтому ТРД, как правило, только глохнет.
         Из теории пограничного слоя известно [51], что отрывы с гладкой поверхности тела происходит при торможении потока на этой поверхности. Такие условия гораздо легче возникают на лопатках компрессора или насоса, сжимающих поток. При этом весь поток тормозится. В турбинах поток разгоняется, и на их лопатках отрывы возникают далеко не так легко, как на лопатках компрессоров. Именно поэтому в ТРД обычно происходит помпаж компрессора, а не турбины. Для того чтобы добиться помпажа турбины, надо, так сказать, приложить некоторые дополнительные усилия. В гидроэнергетике до катастрофы на СШ ГЭС достичь этого, по-видимому, ни кому не удавалось.
         Итак, на переходном режиме турбина второго гидроагрегата СШ ГЭС вышла на слишком высокие обороты и на подветренной стороне ее лопастей возникли зоны отрыва потока. При появлении зон отрыва момент гидродинамических сил, действующих на лопасти турбины, стал постепенно падать, и темп раскрутки турбины стал снижаться. Далее при развитии процесса локальные зоны отрыва слились вместе в общую отрывную зону, которая заполнила все пространство между ее лопастями. Эта зона заперла водовод, и при натекании на нее воды, поступавшей сверху, произошел гидравлический удар. Вследствие того, что процесс запирания канала вследствие «помпажа» гидротурбины происходил быстро, но не мгновенно, гидравлический удар, как можно будет увидеть далее, оказался неполным, так что перепад давления при ударе был не 10 МПа (100кг/см2), как в оценках раздела IV, а в 7 – 8 раз меньше. Но и его хватило, к сожалению…
fig_11
Фиг. 11
         Резкий всплеск давления, не повреждая самих лопаток, которые сами по себе затеняли малую часть протока, выбил жидкость из зоны отрыва вниз по водоводу, и вода под большим давлением заполнила пространство под турбиной (на фиг. 11 показано изображение типичной радиально-осевой гидравлической турбины [52]). Как было показано в разделе III, сила давления этой воды была около 45  –  55 МН (4600-5500т), и очень ослабленные шпильки крепления турбинной крышки не выдержали. Те шпильки, которые еще держали крышку, были разорваны, и гидроагрегат был выброшен из турбинного колодца в машинный зал, открыв туда свободный доступ воде, поступающей из водовода. Часть крыши машинного зала была снесена, а вода, растекаясь по нему, вывела из строя все остальные работавшие агрегаты.

VI – О вибрации тел при возникновении на них отрывных зон и ее регистрации

         Обратимся теперь ко второй проблеме – «аномальной» вибрации турбины второго турбоагрегата и отсутствию регистрации гидравлического удара сейсмометрами. Полноценное рассмотрение аномальной вибрации можно ожидать от специалистов в области турбулентных пульсаций, а здесь ограничимся несколькими простыми замечаниями. Достичь же понимания, почему гидравлический удар не был зарегистрирован на сейсмостанции, гораздо легче.
         Как уже упоминалось в разделе V, во время развития отрывных зон течение внутри них становится нестационарным. Начинаются колебания, как самой среды, так и обтекаемого ею тела. Частотный спектр этих колебаний, как правило, весьма широк. Однако, обтекаемые с отрывами тела «откликаются» только на колебания тех частот, которые совпадают с частотами их собственных колебаний или близки к ним. Так что для определения частот и амплитуд вибраций тел при отрывном обтекании требуется совместное решение уравнений, описывающих как течение сплошной среды, так и обтекаемое твердое тело. Однако некоторые качественные соображения все же можно высказать.
         Отрывы вызываются силами вязкости, и поэтому важнейшим параметром, позволяющим хотя бы качественно сравнивать отрывные характеристики течений в различных средах, является безразмерный параметр – так называемое число Рейнольдса
  clip_image010
где v – скорость потока, L – характерный линейный размер, например, длина обтекаемого тела, η – коэффициент кинематической вязкости. Число Рейнольдса характеризует отношение в потоке сил инерции к силам вязкости. Когда скорость потока сплошной среды много меньше скорости звука, число Рейнольдса является, обычно, единственным параметром подобия. Это означает, что если в двух различных процессах, определяемых вязкостью, числа Рейнольдса равны, то эти процессы подобны. Можно ожидать, что и спектры турбулентных пульсаций разных течений сплошной среды при одинаковых числах Рейнольдса будут не слишком сильно отличаться друг от друга.
         Хотелось бы найти наиболее близкий аналог процессу вибраций турбины второго гидроагрегата. Таковыми не могут быть вибрации при помпаже компрессора ТРД, так как числа Рейнольдса в этих процессах сильно различаются. Однако, в авиации есть еще одно явление, хоть и не столь близкое к помпажу турбины гидроагрегата, как помпаж компрессора ТРД, но также вызываемое отрывами потока, причем числа Re в этом случае оказываются близкими к числам Re обтекания лопастей больших гидротурбин. Это явление называется сваливанием самолета на крыло, после чего самолет обычно попадает в штопор – неуправляемое падение по спирали с вращением вокруг своей продольной оси. Сваливание на крыло возникает при выходе самолета на закритические углы атаки крыла. При этом на верней поверхности крыла, как и при помпаже компрессора, возникают отрывные зоны, причем из-за случайных факторов не совсем одинаковые на правой и на левой консолях крыла. Подъемная сила консолей крыла несимметрично уменьшается, возникает момент сил, вращающий самолет, и он сваливается набок.
         Известно, что с развитием первоначальных, еще относительно небольших зон отрыва на крыле, оно начинает вибрировать, сигнализируя пилоту о приближении закритических углов атаки. Четверть века назад был проведен летный эксперимент с крупноразмерной моделью самолета-истребителя ВВС США F-15 в масштабе 3/8 [53]. Эту модель сбрасывали с бомбардировщика B-52, после чего она совершала различные маневры с выходом на большие углы атаки. При послеполетной обработке результатов измерений динамических характеристик модели потребовалось использовать числовые фильтры, настроенные на частоты 19 – 20 Гц, чтобы подавить влияние на эти результаты колебаний конструкции, возникавших при углах атаки α больше 15º. Это означает, что частота вибраций крыла модели на отрывных режимах обтекания находилась в диапазоне ν ≈ 19 – 20 Гц. При α ≈ 30º скорость полета модели составляла около 70 м/с (M ≈ 0.2) на высоте около 2.7 км. В этих условиях [54] число Рейнольдса Re, вычисленное по средней аэродинамической хорде крыла 1.82 м [53], составляет 7·106.
         По оценкам, скорость потока воды при выходе из направляющего аппарата относительно лопасти ротора турбины СШ ГЭС составляет на номинальном режиме около 10 м/с. Тогда число Рейнольдса лопасти при хорде 1.5 м составит Re ≈ 9·106 [55], что достаточно близко к числу Рейнольдса крыла модели. Как уже упоминалось, за 15 – 45 минут до катастрофы на СШ ГЭС была зафиксирована аномальная вибрация с частотой ν = 14 – 18 Гц. Отсюда можно сделать вывод о том, что не только частотные спектры турбулентных пульсаций, но и собственные частоты близких по размерам крыла летающей крупномасштабной модели самолета F-15 и лопастей ротора или, скорее, ротора турбины гидроагрегата СШ ГЭС в целом отличаются друг от друга не слишком сильно. Значит, есть основания полагать, что «аномальные» вибрации второго гидроагрегата – это его колебания при выходе на закритический режим обтекания лопастей ротора турбины. Этот процесс был зарегистрирован сейсмостанцией «Черемушки», он развивался десятки минут и, при готовности к нему, мог быть остановлен.
         Возникает вопрос, почему существенно более слабая «аномальная» турбулентная вибрация гидроагрегата была зарегистрирована сейсмометрами, а многократно более сильный гидравлический удар не был зафиксирован. По данным разработчиков системы управления гидрогенератором 17 августа «за 1 – 2 секунды до аварии вибрации подшипников турбины и генератора возросли более чем в 10 раз» [56]. Это означает, что процесс «запирания» турбины зоной отрыва вплоть до того, как эта зона была выбита возросшим давлением тормозящегося потока воды, мог продолжаться 2 и более секунды. Да и сам процесс ее «выбивания» также мог иметь некоторую длительность. Все это согласуется с предыдущими оценками длительности неполного гидравлического удара.
А теперь рассмотрим частотный диапазон и чувствительность сейсмометров. В работе [57] приведена зависимость чувствительности современного сейсмометра от частоты принимаемых им сигналов. Из графика следует, что до частоты ν ≈ 20 Гц их чувствительность остается постоянной, далее начинает снижаться и с 12 Гц падает в 103 раз всякий раз при уменьшении частоты сигнала в 10 раз. Тогда при частоте 0.4 Гц его чувствительность упадет в 3·104 раз, а при 0.3 Гц – в 6·104 раз по сравнению с частотой ν = 14 – 18 Гц. Более того, нижняя граница полосы пропускания сигнала современных цифровых сейсмических станций «Байкал-10» и «Байкал-11» составляет 0.5 Гц [58]. Из отчета Национального геофизического комитета РАН известно, что «сейсмическая сеть Алтае-Саянского региона имеет в своем составе 41 сейсмическую станцию. … Большая часть станций имеет частотный диапазон 0.5 – 20 Гц» [59]. А в последнее время из 4 станций в окрестности СШ ГЭС осталась только одна – «Черемушки» [60].
         Таким образом, есть основания полагать, что сейсмометр на станции «Черемушки» имеет стандартную нижнюю границу чувствительности по частоте – 0.5 Гц. Это означает, что если неполный гидравлический удар длился 2 – 2.5 секунд, то он вполне мог быть там не замечен. Кроме того, если сейсмометры вообще «не зарегистрировали удара» [35], то остается только заключить, что крышка электрогенератора второго гидроагрегата массой 800 тонн, упавшая на первый гидроагрегат, действительно не подчиняется «законам природы». Были ли сейсмометры на станции «Черемушки» в тот момент в рабочем состоянии?

VII – «Некорректность» работы автоматизированной системы управления вторым гидроагрегатом СШ ГЭС

         Причина выхода лопастей турбины второго гидроагрегата на нерасчетный режим обтекания уже называлась – это «некорректная работа автоматической системы агрегата» [26].
         Известно, что на первом и седьмом гидроагрегатах СШ ГЭС в 2006 году компания ООО «НПФ «Ракурс» установила новую автоматизированную систему управления [61], в 2007 году такие же работы были проведены на пятом и восьмом гидроагрегатах [62]. Второй гидроагрегат был остановлен 14 января 2009 года для среднего ремонта рабочего колеса турбины и реконструкции этой компанией автоматизированной системы управления [63]. Затем 27 января 2009 года для капитального ремонта с демонтажем ротора и установкой новой автоматизированной системы управления был остановлен и шестой гидроагрегат [3].
         Генеральный директор ООО «НПФ «Ракурс» Леонид Чернигов заявил, что установленная ими система автоматической защиты второго гидроагрегата Саяно-Шушенской ГЭС работала «абсолютно корректно и  в полном соответствии с регламентом до того момента, когда она физически перестала существовать, то есть до ее разрушения». По его словам, автоматика сделала все, что она должна была сделать по проекту, и поставленное компанией оборудование не способствовало аварии и не могло ее локализовать [64].
         Вполне возможно, что первая часть заявления генерального директора о работе системы защиты вполне правдива, хотя зачем, собственно говоря, нужна система защиты, не способная предотвратить разрушение гидроагрегата? Но речь на самом деле идет не столько о системе аварийной защиты, сколько обо всей системе управления нормальной работой турбины. А вот с ней явно были проблемы. В марте 2009 года второй гидроагрегат после ремонта был снова введен в строй. Особенностью этого ремонта было то, что «впервые была заменена колонка электрогидравлического регулятора частоты вращения турбины (ЭГР)». В замене «колонки ЭГР» участвовала Санкт-Петербургская компания «Промавтоматика» [65] – она занималась гидравликой. Однако, ПТК ЭГР – программно-технический комплекс электрогидравлического регулятора (новая «колонка ЭГР», заменившая старую) производится ООО «НПФ «Ракурс» [66], и по сообщениям анонимных сотрудников СШ ГЭС наладчики компании «Промавтоматика» выказывали «недовольство новыми датчиками положения лопаток … и алгоритмами регулирования» компании «Ракурс» [17].
         Утверждается также, что с момента ввода после ремонта второго гидроагрегата «фиксировались неоднократные сбои в работе автоматики» [67]. В пятницу, 14 августа 2009 года, из-за вибрации гидроагрегата якобы обсуждалось решение о его остановке, но оно не было принято [67]. Гидроагрегат начали останавливать только утром 17 августа, и в момент прохождения режима неустойчивой работы он потерял управление и стал разгоняться. Начались сильнейшие вибрации, а затем он был выбит из турбинного колодца. По заявлению разработчиков системы управления, «…развитие аварии происходило практически мгновенно (1 – 2 секунды) по сравнению с возможностями системы управления. Оказать какое-либо влияние на течение аварии система регулирования была не в состоянии» [56]. А почему система управления на протяжении десятков минут не замечала того, что зафиксировали даже сейсмологи, которые находились в 4 километрах от станции?

VIII – Тренды, показывающие начало и развитие катастрофы

         В Интернете стали доступны тренды – записи во времени некоторых важных показателей характеристик гидроагрегатов Саяно-Шушенской ГЭС. Они были получены из различных источников, официальных и, видимо, не совсем. Сначала рассмотрим тренды 6 важнейших показателей второго гидроагрегата в момент катастрофы [68, 69], см. фиг. 12:
fig_12
Фиг. 12
         Автором данной работы была проведена расшифровка этих данных и их интерпретация через описание событий в соответствии с представленной в статье версией.

         Расшифровка трендов с фиг. 12

08:13:21.5 – начало уменьшения угла раскрытия лопаток направляющего аппарата;
08:13:22.6 – начало роста амплитуды вертикальной вибрации гидроагрегата;
08:13:23.8 – начало уменьшения тока на одной из шин и синхронное с ним снижение мощности электрогенератора;
08:13:25.2 – катастрофический рост амплитуды вертикальной вибрации гидроагрегата – показания датчика вертикальной вибрации гидроагрегата вышли за пределы верхней границы измерений;
08:13:25.4 – начало роста угловой скорости вращения ротора на 20 % менее чем за 1.5 с [см. 44]; физически невозможный скачок угловой скорости на графике вызван чрезмерно большим шагом дискретизации;
08:13:26.8 – резкое снижение показаний датчика частоты вращения ротора почти до 0, смена уменьшения угла раскрытия лопаток направляющего аппарата на его увеличение;
08:13:27.8 – резкое снижение почти до 0 напряжения одной из фаз и мощности электрогенератора с ростом тока на шине; отказ датчиков угла раскрытия лопаток направляющего аппарата и частоты вращения ротора;
08:13:29.0 – отказ датчиков мощности электрогенератора, тока и напряжения или прекращение подачи сигналов от них вследствие того, что обмотки электрогенератора обесточились; только с датчика амплитуды вертикальной вибрации гидроагрегата продолжают передаваться данные, отличные от 0;
08:13:31.0 – начало снижения амплитуды вертикальной вибрации гидроагрегата.

         Интерпретация текущих событий

08:13:21.5 – начало поворота лопаток направляющего аппарата системой управления для остановки гидрогенератора;
08:13:23.8 – снижение системой управления тока в обмотке возбуждения электрогенератора при постоянном числе оборотов гидроагрегата;
08:13:25.2 – катастрофический рост турбулентных пульсаций на лопастях турбины – начало выхода на закритический режим обтекания;
08:13:25.4 – начало раскрутки ротора.
08:13:26.8 – реакция системы управления на мнимое снижение угловой скорости вращения ротора по данным датчика частоты вращения раскрытием лопаток направляющего аппарата, подстегнувшим раскрутку ротора, возможно, вплоть до выхода на угонные обороты; уход в закритический режим обтекания из-за неадекватного положения направляющих лопаток;
08:13:27.8 – короткое замыкание на электрогенераторе, усиление раскрутки ротора из-за почти полного сброса нагрузки, отказ системы управления лопатками направляющего аппарата;
08:13:29.0 – полное обесточивание электрогенератора;
08:13:31.0 – вылет ротора гидроагрегата из турбинного колодца вследствие отрыва турбинной крышки.
         Итак, отказ датчика частоты вращения ротора – ключевой момент в развитии катастрофы. В период с 08:13:26.8 при раскрытии направляющего аппарата по данным этого датчика начались необратимый разгон ротора, перекрытие зонами отрыва потока межлопастного пространства и ударное торможение набегающего потока в водоводе; с 08:13:29.0 по 08:13:31.0 произошел отрыв турбинной крышки неполным гидравлическим ударом. Длительность этого гидравлического удара по сделанным ранее оценкам составила 2 – 2.5 с. Удар такой длительности укладывается в период, начинающийся между 08:13:26.8 и 08:13:27.8 (примерно, в 08:13:27.5) и заканчивающийся в период между 08:13:29.0 и 08:13:31.0 (примерно, в 08:13:30).
         На фиг. 13 показаны тренды отчасти тех же параметров, отчасти иных, в те же моменты времени, представленные ООО «НПФ «Ракурс» [70]. Расшифровка обозначений:
AI_Y1 – открытие направляющего аппарата;
AI_PG_R – групповое задание мощности;
XG1 – частота вращения турбины по сигналу датчика тахогенератора;
XG2 – частота вращения турбины по сигналу частоты напряжения генератора;
AI_PG – активная мощность агрегата.
fig_13
Фиг. 13
         Тренды «активная мощность агрегата» и «открытие направляющего аппарата» – по существу те же самые, что и первый и третий тренды на фиг. 12. С учетом некоторой не синхронности хода часов на двух записывающих устройствах и разного шага дискретизации данных данные на этих трендах практически совпадают. Здесь датчик положения лопаток направляющего аппарата перед отказом также зафиксировал его открытие. Тренды «частота вращения турбины по сигналу датчика тахогенератора» и «частота вращения турбины по сигналу частоты напряжения генератора» полностью совпадают вплоть до их отказов в 08:13:26.1. Далее в момент короткого замыкания с датчика на генераторе идет какой-то сигнал, видимо,  наведенный токами вследствие этого замыкания. В целом эти тренды из двух независимых источников  согласуются между собой, что, видимо, свидетельствует об их подлинности.
         На фиг. 14 показано изменение амплитуды колебаний опор подшипников и вала турбин до и в момент аварии в 7 точках второго гидроагрегата (тренды ООО «НПФ «Ракурс»). Для столь быстроизменяющегося параметра как колебания (см. тренды на фиг. 15) выбор шага дискретизации более 3 секунд при характерном времени развития переходных процессов порядка 1 секунды означает только то, что те, кто предоставлял эти тренды, хотел, чтобы данные не имели никакого смысла кроме одного: «Все было прекрасно, но вдруг возникли обстоятельства непреодолимой силы, и мгновенно произошла катастрофа». Однако вся эта статья  доказывает, что это было совсем не так. Интересно также, что спустя несколько дней после выхода заявления для СМС компании «Ракурс» тренды с фиг. 14 можно было найти только в единственном месте – кэше Яндекса [71]. Сейчас таких мест в Интернете стало 2.
fig_14
Фиг. 14
         На фиг. 15 показаны активные мощности (две верхние линии) [72] второго (светло-голубая)  и пятого (красная) гидроагрегатов за несколько часов до катастрофы, а также их амплитуды колебаний в подшипнике и опоре каждого из агрегатов за несколько часов до катастрофы. Вибрации подшипника второго гидроагрегата  (желтые штрихи) вначале даже меньшие чем у пятого гидроагрегата (зеленые штрихи) и потому затертые ими, примерно в 19:25 резко возрастают, периодически выходя за верхнюю границу диапазона чувствительности датчика амплитуды колебаний. При этом на верхнюю границу чувствительности выходит и датчик активной мощности  второго агрегата. Более того, из этих трендов следует, что вибрация фундамента машинного зала из-за работы второго агрегата, видимо, настолько была сильна, что и аналогичный датчик пятого агрегата начал давать ложные показания. Пол, наверное, ходил ходуном. Это была генеральная репетиция случившейся на следующее утро катастрофы.
fig_15
Фиг. 15

IX – Заключение

         Итак, по мнению автора данной работы, единственная версия катастрофы на СШ ГЭС, объясняющая все твердо установленные факты, описанные в разделе I и все то, что упомянуто далее – выход лопастей турбины второго гидроагрегата на закритический режим обтекания вследствие чрезмерного увеличения скорости ее вращения на переходном режиме работы из-за того, что датчики модуля ПТК ЭГР системы управления работали некорректно. Видимо, из-за недопустимой вибрации произошел отказ датчиков частоты вращения ротора, и направляющий аппарат по этим ложным сигналам вместо противодействия разгону также способствовал его ускорению. Из-за нерасчетного разгона турбины (выхода на угонные обороты) между ее лопастями возникла сплошная зона отрыва и, вследствие этого, произошло запирание водовода. Далее – резкое торможение продолжавшего течь сверху вниз по водоводу потока воды, и возник неполный гидравлический удар, так как время развития процесса составляло 2 – 2.5 секунды, что заметно больше, чем характерное время, разграничивающее случаи полного и неполного ударов – около 0.42 секунд (см. раздел IV). Из-за этого несколько растянутого во времени гидравлического удара длительностью в 2 – 2.5 секунды давление в турбинном колодце возросло до 1.25 – 1.5 МПа, и шпильки турбиной крышки, сильно ослабленные за 30 лет эксплуатации, и частично вообще без гаек крепления, не выдержали. Давлением воды второй гидроагрегат был выбит из турбинного колодца в машинный зал. Часть его массой примерно в 1100 тонн поднялась на 12 – 15 метров, и, распавшись на 2 куска (крышка электрогенератора и центральная часть ротора вместе с турбиной и ее крышкой) упали вниз. При этом центральная часть ротора отфрезеровала ближайшую к агрегату колонну машинного зала.
         После того, как был разрушен второй гидроагрегат, а первый гидроагрегат был серьезно поврежден  упавшей на него крышкой электрогенератора, из-за сброса нагрузки с электрогенераторов стали разгоняться и другие работавшие на тот момент гидроагрегаты. Раскрутка семи еще работавших на тот момент гидроагрегатов происходила при отключающейся системе управления. Волна воды, хлещущей из турбинного колодца второго гидроагрегата, последовательно разрушала системы управления агрегатами, сбивала емкости с маслом, из-за чего прекращалась смазка подшипников еще вращающихся роторов. Так как гидроагрегаты были соединены с трансформаторами попарно, то автоматика каждого второго из пары, видимо, еще успевала их аварийно притормозить после отключения трансформатора из-за разрушения первого из пары гидроагрегата [73] (9). Именно поэтому агрегаты с четными номерами больше двух получили наименьшие повреждения (см. фиг. 2). Пятый гидроагрегат в пару на тот момент не входил из-за отключения шестого за полгода до этого. Так что система аварийной защиты ООО «НПФ «Ракурс» при развитии катастрофы, видимо, все же спасала то, что еще было возможно спасти, но аварийные затворы на верхнем бьефе ею закрыты не были [74].
         А в это время сотрудники станции, те, кто еще оставался в живых, исполняли свой долг и вручную закрывали аварийные затворы, перекрывая путь воде, несмотря на на растекающийся по станции ужас…
 (9) – Впрочем, эксперты Ростехнадзора, обладая всей собранной из разных источников информацией, должны без особых проблем детально разобраться в этом «рутинном» процессе разрушения или повреждения всех гидроагрегатов, за исключением второго. В данной работе в фокусе внимания находится первопричина катастрофы – бывшее до сих пор совершенно непонятным разрушение второго гидроагрегата.

Причины катастрофы – предварительные выводы

  1. Второй гидроагрегат СШ ГЭС был разрушен в результате неполного гидравлического удара из-за запирания водовода зоной отрыва на турбине, к которому привела некорректная работа программно-технического комплекса электрогидравлического регулятора ПТК ЭГР – отказ датчиков скорости вращения ротора из-за нерасчетной вибрации и срабатывание по ложным данным лопаток направляющего аппарата в сторону, противоположную необходимой.
  2. Запроектная авария второго гидроагрегата превратилась в общую катастрофу из-за недопустимо низкой прочности шпилек крепления крышки второго гидроагрегата и/или частичного отсутствия на них крепежных гаек.
  3. Остальные гидроагрегаты были разрушены или повреждены в разной степени вследствие того, что их неконтролируемый разгон из-за сброса нагрузки вплоть до неодновременного закрытия аварийно-ремонтных затворов проходил при отказах всех систем, в том числе систем управления и смазки.

Необходимые действия

  1. К детальному расследования причин катастрофы на СШ ГЭС следует подключить специалистов по помпажу ТРД из авиационной промышленности.
  2. До запуска шестого уцелевшего гидроагрегата СШ ГЭС необходимо заменить или доработать его систему автоматизированного управления, и в первую очередь – регулятор ПТК ЭГР.
  3. Необходимо срочно модернизировать системы управления с новым регулятором ПТК ЭГР на других гидростанциях, если таковые имеются.
  4. Система автоматизированного управления гидроагрегатами должна вырабатывать сигнал на закрытие аварийных щитов верхнего бьефа при появлении определенного уровня вибрации, свидетельствующего о приближении режима обтекания лопастей турбины к критическому, пока еще основные датчики системы управления из-за этой вибрации не отказали.
  5. Систему автоматизированного управления гидроагрегатами необходимо дополнить блоками, автоматически выводящими гидроагрегаты из работы с закрытием аварийных щитов верхнего бьефа на максимально допустимой скорости. Блоки должны располагаться рядом с аварийными щитами верхнего бьефа, иметь резервное питание и вырабатывать сигнал на закрытие не только при получении такой команды от системы автоматизированного управления, но и при пропадании приходящих от нее сигналов.

Ссылки

  1. Прайм-ТАСС, 19.08.09 //
    http://www.prime-tass.ru/news/0/%7B7869A075-09D3-40E7-8EAC-CAB1E1034196%7D.uif
  2. Саяно-Шушенская ГЭС им. П. С. Непорожнего. Новости. РусГидро //
    http://www.sshges.rushydro.ru/press/news/7660.html
  3. Финам.ru. Новости компаний //
    http://old.finam.ru/analysis/newsitem38B15/
  4. Олег Ъ-Рубникович и др. – Гидростанцию хватил гидроудар. КоммерсантЪ, N 150 (4205), 18.08.2009 //
    http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1222657&ThemesID=1148
  5. На Саяно-Шушенской ГЭС найдено тело 73-го погибшего. Известия, 01.09.2009 //
    http://www.izvestia.ru/news/news214397
  6. На Саяно-Шушенской ГЭС нашли тела последних пропавших без вести. Newsru, 04.08.09 //
    http://www.newsru.com/russia/04sep2009/ges75.html
  7. Чистота и порядок. Форум drom.ru, 17.08.2009 //
    http://forums.drom.ru/1075828970-post963.html
  8. Новые снимки 9-го агрегата. Точнее, того, что от него осталось. Форум drom.ru. 21.08.2009 ;//
    http://forums.drom.ru/1075969857-post25.html
  9. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС в комментариях жителей Хакасии. АлтаПресс.ru //
    http://www.altapress.ru/story/44496/
  10. В. Бабкин – До аварии все работало корректно. Известия, 27.08.2009 //
    http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3132329/
  11. Второй гидроагрегат. Отсюда все началось. Блоги, 30.08.2009 //
    http://nnm.ru/blogs/a92/stanciya/#cut
  12. Авария на СШГЭС может быть связана с аномальной сейсмологической вибрацией. Интерфакс, 27.09.2009 // Иркутск, 01.09.2009 //
    http://www.interfax.ru/news.asp?id=97606
  13. Виновники аварии на СШ ГЭС: техногенные шумы или поставщики оборудования. Аргументы и факты // Иркутск, 01.09.2009 //
    http://irk.aif.ru/help/news/11022
  14. Причина аварии на Саяно-Шушенской ГЭС – взрыв масляного трансформатора. Вести, 17.09.2009 //
    http://www.vesti.ru/doc.html?id=310084
  15. Версия о теракте на Саяно-Шушенской ГЭС не нашла подтверждения. РИАНовости, 25.08.2009 //
    http://www.rian.ru/incidents/20090818/181363062.html
  16. Рукотворная стихия. Новое Время, N 29, 24.08.2009 //
    http://newtimes.ru/articles/detail/4854/
  17. Г. Щербатов – Катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС: За информацию начали сажать. Агентство Русской Информации //
    http://www.ari.ru/doc/?id=3320
  18. Форум drom.ru //
    http://forums.drom.ru/hakasiya/t1151239745-p80.html
  19. Причиной ЧП стал заводской брак турбины, сделанной в Петербурге. Ленинградская Правда, 25.08.2009 //
    http://www.lenpravda.ru/digest/spb/271705.html
  20. Версия профессора Владимира Тетельмина: Плотина Саяно-Шушенской ГЭС наползла на машинный зал. Известия, 10.09.2009 //
    http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3132864/
  21. М. Ефимов – Человека исключили из списка виноватых. Yтро.ru, 25.08.2009 //
    http://www.utro.ru/articles/2009/08/25/833410.shtml
  22. Новости Минэнерго России //
    http://minenergo.gov.ru/news/min_news/1372.html
  23. А. Куколевский – Молчание турбин. Коммерсант-Власть, N 33 (836), 24.08.2009 //
    http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1223080&ThemesID=1148
  24. Саяно-Шушенскую ГЭС погубила «буря в стакане воды». ФедералПресс, 31.09.2009 //
    http://www.fedpress.ru/federal/polit/analit/id_152392.html
  25. Ростехнадзор назвал предварительную версию аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. КоммерсантЪ, N 155 (4130), 25.08.2009 //
    http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1226173&NodesID=6
  26. Эксперты обнародовали первые результаты расследования аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Первый канал, Новости, 25.08.2009 //
    http://www.1tv.ru/news/social/150447
  27. РусГидро. Саяно-Шушенская ГЭС им. П. С. Непорожнего. Электросиловое (оборудование). Гидрогенераторы //
    http://www.sshges.rushydro.ru/hpp/units/generators
  28. РусГидро. Саяно-Шушенская ГЭС им. П. С. Непорожнего. Гидротурбинное (оборудование) //
    http://www.sshges.rushydro.ru/hpp/units/hydro
  29. Л. Н. Толстой – Война и мир, т. 1, Москва, «Лексика», 1996.
  30. 8.3.3. Гидрогенератор для Саяно-Шушенской ГЭС. Справочник по эл. машинам, том 1 //
    http://energo20.ru/article-118-52-284.html
  31. Хакасия. Путеводитель «Пти Фюте», 2 издание ;//
    http://books.google.ru/books?id=WDJp93rc_gwC&printsec=frontcover#v=onepage&q=&f=false
  32. Схема (разрез) Саяно-Шушенской ГЭС. News2 //
    http://news2.ru/story/187262/
  33. Валентин Ъ-Романов, Николай Ъ-Сергеев – Ростехнадзор отвел от ГЭС гидроудар. КоммерсантЪ, N 156 (4211), 26.08.2009 //
    http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1226316
  34. Radikal-Фото //
    http://radikal.ru/F/s40.radikal.ru/i088/0908/e5/2fd1983554fc.jpg.html
  35. Начало истории — ГА2. Форум drom.ru, 22.08.2009 //
    http://forums.drom.ru/1076001231-post4012.html
  36. Продвижений в расследовании аварии на ГЭС пока нет. Новости@ mail.ru, 29.08.2009 //
    http://news.mail.ru/incident/2861043/
  37. Ю. Котова – Аварию на ГЭС показали изнутри. Gzt.ru, 07.09.2009 //
    http://gzt.ru/topnews/accidents/258691.html
  38. В. И. Анурьев – Справочник конструктора машиностроения, т. 1. Москва, «Машиностроение», 1979.
  39. ГОСТ 20700-75. Болты, шпильки, гайки и шайбы для фланцевых и анкерных соединений, пробки и хомуты с температурой среды от 0 до 650 °С. Технические условия //
    http://www.volgametal.ru/gosts/gost/?guid=1290
  40. Форум drom.ru, 04.09.2009 //
    http://forums.drom.ru/1076488340-post11153.html
  41. Форум drom.ru, 07.09.2009  //
    http://forums.drom.ru/1076545694-post12120.html
  42. С. В. Максимов, П. Г. Комохов, В. Б. Зверев – Материалы для конструирования защитных покрытий, 2000 //
    http://venec.ulstu.ru/lib/2002/1/Maksimov_Komokhov.pdf
  43. Форум drom.ru, 28.08.2009  //
    http://forums.drom.ru/1076230036-post7623.html
  44. Техническая справка о порядке срабатывания защит ГА СШГЭС, 31.08.2009 //
    http://www.rakurs.com/press/news/detail.php?ID=1275
  45. Н. Е. Жуковский – О гидравлическом ударе в водопроводных трубах. М – Л, Гостехиздат, 1949.
  46. Л. Гумилевский – Николай Егорович Жуковский. Портал «Слово» //
    http://www.portal-slovo.ru/impressionism/36397.php
  47. Справочник. R.3. Справочные таблицы. R.3.9. Удельная теплоемкость воды и скорость звука в воде при различных температурах //
    http://physics.ru/courses/op25part2/content/chapterr/section3/paragraph9/theory.html
  48. Строительные нормы и правила. Бетонные и железобетонные конструкции гидротехнических сооружений. Ваш дом.ru //
    http://www.vashdom.ru/snip/20608-87/
  49. Д. Кюхеман – Аэродинамическое проектирование самолетов. Москва, «Машиностроение», 1983.
  50. М. Ван-Дайк и др. Альбом течений жидкости и газа. Москва, «Мир», 1986 //
    http://www.imec.msu.ru/content/nio/VanDaik/vd_main.html
  51. Л. Г. Лойцянский – Механика жидкости и газа. Москва, «Наука», 1978.
  52. Радиально-осевые турбины(Турбина Френсиса). ИНСЭТ //
    http://www.inset.ru/r_offers/Francis_type.htm
  53. E. C. Holleman – Initial Results from Flight Testing a Large, Remotely Piloted Airplane Model. NASA TM X-56024, 1974 //
    http://www.nasa.gov/centers/dryden/pdf/87850main_H-823.pdf
  54. US Standard Atmosphere 1976 //
    http://www.pdas.com/refs/us76.pdf
  55. Физические свойства воды //
    http://www.highexpert.ru/index.php?go=Content&id=13
  56. ООО «Научно-производственная фирма «Ракурс». Заявление для СМИ. Бизнес-портал Санкт-Петербурга //
    http://www.uspb.ru/news6054.html
  57. А. В. Рыков – Сейсмографы. Русский переплет //
    http://www.pereplet.ru/pops/rikov/rikov.html
  58. Сеть сейсмических станций Прибайкалья //
    http://www.seis-bykl.ru/modules.php?name=Network&ne=1
  59. О. Е. Старовойт, А. А. Маловичко – Региональные сейсмические сети. Национальный отчет Международной ассоциации сейсмологии и физики недр Земли Международного геодезического и геофизического Союза 2003 – 2006. Москва, 2007 //
    http://ngc.gcras.ru/documents/IASPEI_National_Report_2003-2006_RU.pdf
  60. А. Тарасов – К приезду начальства вибрировали ноги. Новая газета, N 95, 31.08.2009 //
    http://www.novayagazeta.ru/data/2009/095/12.html
  61. Отзыв о работе систем контроля и управления для гидрогенераторов ОАО «Саяно-Шушенская ГЭС им. П. С. Непорожнего». ООО «НПФ «Ракурс» //
    http://www.rakurs.com/upload/iblock/fc9/2007_geacenkz_livlr.jpg
  62. Отзыв о деятельности ООО «НПФ «Ракурс» //
    http://www.rakurs.com/upload/iblock/ffd/2007_zbsch%20pcclp%20m%20mnbsqyywhvtb%20csq%20pui%20fgigyk_onn%2007.pdf
  63. Модернизирована значительная часть основного оборудования Саяно-Шушенской ГЭС. РусГидро, 09.02.2009 //
    http://www.rushydro.ru/press/holding-news/6124.html
  64. В. Ъ-Литовченко, Д. Ъ-Мальков – Разработчики вступились за автоматику Саяно-Шушенской ГЭС. КоммерсантЪ, N 157 (4212), 27.08.2009 //
    http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1226739
  65. Гидроагрегат №2 Саяно-Шушенской ГЭС снова в строю. РусГидро, 23.03.2009 //
    http://www.sshges.rushydro.ru/press/news/6394.htm
  66. ООО «НПФ «Ракурс». ПТК ЭГР //
    http://www.rakurs.com/system/detail.php-ID=199.htm
  67. Forum on pripyat.com, 26.08.2009 //
    http://forum.pripyat.com/archive/index.php/t-3477.html
  68. Форум drom.ru, 25.08.2009 //
    http://forums.drom.ru/1076123939-post6035.html
  69. Б. Штерн – Хроника катастрофы и ее версии. Троицкий вариант, N 17 (36), 01.09.2009 //
    http://www.scientific.ru/trv/36N.pdf
  70. Заявление для СМИ. Новости. ООО «НПО «Ракурс» //
    http://www.uspb.ru/news6054.html
  71. Яндекс //
    http://katerina-0906.diary.ru/p78267583.htm
  72. Форум drom.ru, 04.09.2009 //
    http://forums.drom.ru/hakasiya/t1151246549-p2.html
  73. Форум drom.ru, 22.08.2009 //
    http://forums.drom.ru/1076001561-post4023.html
  74. Саяно-Шушенскую ГЭС спас инженер. Плотина.Нет! 04.09.2009 //
    http://www.plotina.net/sayano-shushenskuyu-ges-spas-inzhener/
        Благодарности – Автор выражает свою искреннюю благодарность экспертам А. Е. Бражникову, И. Н. Крамаренко,  И. А. Мерзликину, Д. В. Степанову, О. В. Федяеву и А. А. Гусеву за полезное участие в этом расследовании.
02 – 10.09.2009        Ю.И. Лобановский
0

Автор публикации

не в сети 5 дней

apriori

0
Комментарии: 0Публикации: 183Регистрация: 18-01-2019

Добавить комментарий